Анализ: «Шафрановая революция» в Мьянме

138

Сегодняшние протесты в Бирме, что усилились за последние недели, являются самыми масштабными из числа тех, которые происходили в стране после восстания студентов в защиту демократии в 1988 году. Но сегодняшние активисты в сопоставлении с активистами 19-летней давности имеют ряд преимуществ.

Заместо студентов сейчас восстание возглавляют монахи, чьи рясы шафранового цвета, лысые головы и девственная поведение наводнили Мьянму [официальное заглавие Бирмы].

По этой причине многие именуют это движение «Шафрановой революцией».

«Буддийское духовенство играет центральную роль в жизни и культуре Бирмы», – произнес Саймон Біллінес, сопредседатель U. S. Campaign for Burma [кампания США, призвана урегулировать ситуацию в Бирме]. – «Они имеют легитимность, чего хунта не может опровергать либо поставить под колебание. Вот почему это является суровой опасностью монополии военных на власть.

Буддисты составляют 89% населения Бирмы, что уменьшает количество случаев насилия. Большая часть боец сами являются буддистами и не желали бы обижать почетаемых монахов.

Наличие огромного количества коммуникативных средств в руках бирманских активистов существенно увеличивает уровень беспокойства мирового общества этим вопросом. В 1988 году Веб находился еще на ранешней стадии собственного развития, так же, как и мобильники. Сейчас же из этой нестабильной страны несмолкаемым потоком выливаются видео, фото, статьи и телефонные звонки.

Также очень посодействовал тот факт, что сессия Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке совпало с демонстрациями монахов.

«Они молвят об этом каждый денек в ООН», – произнес Аунг Дин, сооснователь U. S. Campaign for Burma.

Соединенные Штаты на данный момент употребляют всесторонних экономических санкций в отношении Бирмы. На недавнешнем заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке президент США Джордж Буш поведал о последующих планах.

«Американцы возмущены ситуацией в Бирме, где военная хунта в протяжении 19 лет поддерживает господство ужаса. Главные права человека, такие как свобода слова, собраний и исповедания, очень ограничены», – заявил президент США. – «Правящая хунта продолжает оставаться непокладистой, хотя рвение людей к свободе очевидное».

Аунг Дин просидел больше 4 лет в бирманской кутузке (1989-1993 гг), Не так давно он сказал о том, что Аунг Сан Су Чжи, лауреат Нобелевской премии в 1991 году и фаворит демократической оппозиции, которая находилась под домашним арестом с 2003 года, была арестована у себя дома 24 сентября в 21.00 по местному времени и выслана в кутузку Инсейн. Предпосылкой ареста послужило то, что некоторое количество дней ранее она вступала в контакт с некими монахами во время процессий.

«Настало время интернациональному обществу вмешаться», – заявил Дин. – Из-за отсутствия интернациональной поддержки [в 1988 г.] хунта могла свободно убивать тыщи людей»,

8 сентября 1988 года военные открыли огнь по продемократичним демонстрантам, в итоге чего, по оценкам, погибло около 3 тыщ человек.

Біллінес считает, что будущие Олимпийские игры в Пекине могут сыграть роль предотвращения массовых убийств, схожих тем, что произошли в 1988 году. Он произнес, что Китай – «главный финансист» бирманской военной хунты, и что «кровавая баня» приведет к тому, что Китай стукнет в грязь лицом.

«Для Китая это такая же большая неувязка, как и Дарфуре», – произнес Біллінес. – Службы безопасности повсевременно совершают нападения на бирманских этнических меньшинств. В одном только штате Кайін было разрушено более 3 тыщ деревень, что вдвое превосходит количество разрушенных деревень в Дарфуре».

Вейд Хантли, директор Центра Саймонса по вопросам разоружения и нераспространения при Институте Английской Колумбии, не оптимистичен относительно того, как Китай проявит себя в этой ситуации.

От отметил, что, хотя китайский режим пробует укрепить свою легитимность в очах мирового общества, «я вижу, что они не пылают желанием поддерживать общее демократическое движение, возникновения которого они страшатся в собственной стране».

Он сравнил роль Китая в Бирме с его ролью в Северной Корее: «За то, что эти страны время от времени становятся залогом равновесия в силовом давлении, Китай может прибегнуть к различным стратегическим маневрам». Он также добавил, что в стратегии будут учтены дела с Индией и США, также экономические интересы относительно огромных припасов нефти в Бирме.

Вейд Хантли произнес, что очень тяжело сделать какие-либо прогнозы.

Импульс для протестов

Недавняя волна протестов началась в конце августа после того, как хунта резко повысила стоимость на горючее в Бирме в два, а в неких местах страны и вчетверо при том, что много местных обитателей не могут заработать даже для себя на хлеб.

Резкое поднятие цен на горючее – это одна из обстоятельств массовых протестов. Импульсом и послужил разгон полицейскими процессий монахов в городке Пакокку. Хотя никто серьезно не пострадал, но тот факт, что службам безопасности отдали приказ разогнать демонстрацию, которая состояла из монахов, очень задел за живое обычный люд.

После чего монахи вышли в еще огромных количествах, требуя извинений. Но ни 1-го извинения не последовало, и они создали смелый шаг, решив отрешиться принимать милостыню от военных.

«Это все равно что для тебя отказали в причастии в церковной церкви», – произнес Біллінес.

«Монахов, которые учавствовали в движении 1988 года, не арестовывали, как студентов. Сейчас они есть найорганізованішою общиной в Бирме и имеют очень высочайший престиж в обществе», – поведал Біллінес.

Скоро до символических шествий монахов улицам городов присоединились тыщи обыденных протестантов.

В сегодняшнее время монахи уже не требуют извинений, они требуют освобождения всех политических заключенных и настаивают на том, чтоб хунта вступила в переговоры с фаворитами оппозиции.

Прислушавшись к призывам интернационального общества проявить сдержанность, хунта 25 сентября ввела комендантский час в городках Янгон и Мандалай.

Не считая того, по громкоговорителю было объявлено, что оба городка будут находиться под военным контролем в протяжении 60 дней, докладывает Reuters.

Бесхозяйственность

Не глядя на то, что Бирма является большим поставщиком нефти, она не может обеспечивать высшую степень рафинирования и обязана импортировать очищенную нефть. Потому, схожее повышение цены нефти, совершая воздействие на окружающий мир, вредит самой Бирме.

«Они уже не могут получать топливные субсидии. Потому они удвоили стоимость. Это вправду стало последней каплей в чаше терпения бирманских людей», – произнес Біллінес.

Вейд Хантли провел аналогию с ситуацией в Иране, которому также приходится импортировать очищенную нефть, что не так давно привело к увеличению цен на нефть и следующим протестам по всей стране.

Массовые протесты в странах с небезопасными режимами мотивированы вызреванием многих причин, и потому в неких регионах протесты поддерживаются, а в других нет. Схожая отсутствие политической свободы существует и в Китае, но тот люд не соединяется воединыжды, чтоб выступить против этого. Хантли считает, что предпосылкой этому является экономическое умиротворение населения.

«Все, о чем волнуются китайцы на континенте, – это обеспечить для себя денежный тыл», – увидел Хантли. Но тяжело предвидеть, какой будет реакция людей. К примеру, в Северной Корее миллионы людей мучаются от голода и не имеют никакой политической свободы. Невзирая на это, они не поднимают восстание.

Протесты длятся, и возгласы «демократия, демократия» становятся все громче. Из этого видно, что движение набирает силы. Но каковы будут последствия неминуемых столкновений, остается только гадать.

Джаред Пирман. Величавая Эра