Денек учителя

94

Мы, люди, все различные. Но есть нечто, что нас соединяет воединыжды. Это школа. Мы все ученики в реальном, в прошедшем либо будущем. И всем нам в нашей школьной жизни встречаются учителя, тоже различные. И какими бы они не были, не следует забывать, что более обычного и доступного метода получения познаний, чем школьные уроки, у вас нет.

Да, бывает и у учителя тяжкий нрав и очень требовательный, и орет много, и разъясняет не так, как вам хотелось бы. Дает учебный материал стремительно и все сходу. Да к тому же домашних заданий задает столько, что кажется, как будто не считая ее предмета других уроков у вас и совсем не существует. Ну и что прикажете делать бедным ученикам?

Могу отметить, что таковой учитель – большая уникальность и большой фуррор. Такую нелицеприятную характеристику получают те, кто за свое дело хворает, кто работает на итог, другими словами на грядущий экзамен, непринципиально какого уровня. Но как раз эти учителя и запоминаются на всю жизнь: у кого на уроках шевельнуться страшились. Так! Обычно в таких замечают и неровно наложенную помаду и носовой платок, что высунулась из кармашка, и рукав, испачканный мелом.

Таких рассматривают “под микроскопом”, дискуссируют на переменах по углам! Их имена бытуют в школьных анекдотах, типа:

По радио в зоопарке раздается глас:

– Лидия Александровна заходит в клеточку с тигром. Спасайте!

– Ваш тигр, вы и спасайте.

На их голову навлекают ужасную кару, а ученики, которые не выучили сейчас урок, стоя перед кабинетом, как молитву, произносят: “Хоть бы она захворала”. Вот она – школьная слава.

Уроки у таких учителей обычно проходят в авторитарном режиме, при этом этот “театр 1-го актера” просит предельной концентрации внимания, а для этого нужна тишь. И если, рассказывая о ратных подвигах Дмитрия Донского, можно удержать эту тишину за счет энтузиазма к теме, внезапных деталей, красочных иллюстраций, то разъяснить, что такое интеграл либо закон Бойня — Мариотта художественные иллюстрации уже не посодействуют.

Но рабочая атмосфера на уроке должна быть, а очень комфортабельными для усвоения материала как раз и есть тишь и полная концентрация внимания на предмете. Чтоб о сторонних глупостях даже идея не пролетала. Но, как гласил Александр Васильевич Суворов, “тяжело в учении – просто в бою”.

И труд школьных учителей мы очень нередко можем по достоинству оценить только еще позже, в совершенно другой, взрослой жизни, когда познания и способности всплывают просто, и все само собой выходит: и докладная записка начальству пишется хорошо, с соответствующими знаками препинания, и сборка ее особенного дискомфорта не вызывает. Только и тогда вспоминаем мы постылому за нескончаемые придирки школьную учительницу, которая обучила с языком обращаться свободно, используя все ее достояние и выразительность.

И охото сказать: “Спасибо!”. Не многим дано это сделать так, как Мише Жванецкому в известном монологе, героем которого стал его школьный учитель Борис Ефимович Бруберг. Пусть не так, пусть с запозданием на 20 лет, когда свои малыши уже пошли в школу, но от незапятнанного сердца: “Спасибо вам, учителя!”

Евгения Ілліна. Величавая Эра