Глобализация — гуманизм и игры с цифрами

101

„Пекин-Брюссель-Гамбург: глобализация хоть какой ценой?» — это заглавие одной из тем дискуссии, которая проходила 8 мая в Гамбургском музее искусств и ремесел, в каком собрались люди для разговора о том, как Европейский альянс должен реагировать на китайский бум.

Этот резкий диалог состоялся меж журналистом «Manager Magazins», создателем книжек „Вызов Китая. Как китайский взлет меняет нашу жизнь», „Пришествие из Азии» — Вольфгангом Гірном и выдающимся представителем хозяйственных и научных кругов — доктором медиком Ебергардом Зандшнайдером, директором германского общества интернациональной политики, который также написал книжку о китае: „Глобальные конкуренты: Большой взлет Китая и бессилие Запада». Эту словесную баталию должны были откомментировать южноамериканский торговый представитель Джоди Гентилоцці и генеральный консул Китая Цзиншен Ма. Но ведущий этого мероприятия, журналист Юрген Хойер скоро констатировал: „Никаких споров не вышло».

Все были единодушны в том, что следует идти более новаторским методом и разрабатывать наилучшие продукты. Но инноваторская преимущество западных государств над азиатскими стала малозначительной, потому сами люди по отношению к этому девизу стали быстрее пессимистичными. В Китае просто резвее действуют, констатировали с трибуны. И после чего начали гласить о ценностях, которые препятствуют более насыщенному развитию.

Гірн: „Одним из примеров являются генные и инженерные технологии. Мы отлично ознакомлены о дискуссии, посвященные этической стороне этой препядствия, которые происходят на Западе, сначала в Германии. Но в Китае схожих обсуждений не существует. Таким макаром, они догоняют либо даже перегоняют нас, а мы теряем свою инноваторскую преимущество».

Образование — как база для инноваций

Единодушие царила также и во мировоззрении, что западные страны должны инвестировать в обучение, школы и предстоящее образование. Гірн: „Мы должны тут на Западе быть более инноваторскими. Если образование является основой для нововведений, мы должны вкладывать еще более средств в образование — это для меня важнейший вывод». Гентилоцці произнес: „Китай выпускает в 8 раз больше инженеров, чем США, а Индия — в 5 раз больше. В США много пт на повестке денька, но в нынешней ситуации на 1-ый план выдвигаются последующие задачи: реформа образования, предстоящее образование взрослого населения. Нам необходимы квалифицированные спецы, которые отыскивают работу». Зандшнайдер ссылался на то, что по успеваемости в наилучших институтах мира азиаты повсевременно занимают ведущие позиции.

Игры с большенными числами

Генеральный консул Цзиншен Ма рассматривает Китай все еще государством, которая развивается: „Хотя Китай и занимает 4-ое место в мире по валовому продукту, но если посчитать валовый продукт на душу населения, то Китай окажется на 110 месте, приблизительно на уровне Конго либо Украины. В Китае 150 миллионов людей имеют каждодневный доход наименее чем 1 бакс США». Но это все еще не уверяет Зандшнайдера: „Эти числа будут добросовестными исключительно в случае, если их сравнить с покупательной способностью. Если у Вас есть 1 бакс в денек в Гамбурге, то это не много. Но если вы сможете приобрести костюмчик за 2,5 бакса в регионе, где люди имеют 1 бакс в денек, то все изменяется. А самым возлюбленным приемом, при помощи которого можно запугать старушек и деток, является игра с 1.3 млрд китайцев. Если я желаю показать вам Китай сильным и могущественным, тогда я буду оперировать абсолютными цифрами, и вы збліднете от испуга, а если я желаю показать Китай не таким небезопасным, то буду вести расчеты на душу населения. Хоть какое число, которое я поділю на 1,3 млрд будет небольшим».

Китай и демократия

Суровой неувязкой, которая была озвучена с трибуны, оказался вопрос демократии. Джоди Гентилоцці заявил: „Мы не можем повсевременно и постоянно придерживаться одного представления. Мы должны знакомиться вместе, чтоб лучше осознавать друг дружку». Доктор Зандшнайдер перебежал к разговору о Тайвань: „Извините, генеральный консул, но отрицанием утверждения, что демократия в азиатско-конфуціанському обществе не может работать, служит пример Тайваня и Южной Кореи. Они обосновывают, что это работает. Так как люди там отыскали эту ценность довольно симпатичной, чтоб привить его к собственной страны».

Ма был обязан поведать, как демократичной стала его страна. Он произнес, что это просто другая демократия и перечислил, как много свобод по сопоставлению с прошедшим получили китайцы: работникам разрешается отчаливать на заработки в город, люди имеют право открывать конторы, им разрешено брать квартиры. Экспроприацию земли он ничего не сказал.

Критичные замечания из зала

Тогда из зала стали поступать критичные замечания: „Как обстоят дела с фабричным созданием? Каким образом можно бойкотировать продукты, которые были сделаны при эксплуатации рабочих. Еще Хойер констатировал, что незадолго ранее из зала были собраны записки, и позже они согласовывались по темам, какие из их более популярны. Такие вопросы, как цензура в СМИ и Вебе, преследования Фалуньгун, трудовые лагеря, пытки и извлечение органов в Китае, были названы из зала в одном предложении, хотя Ма очевидно глубоко вздохнул, но в заключительной речи с трибуны ни слова об этом не упомянул.

„С западным гуманизмом мы не продвинемся вперед»

Одна дама из аудитории взяла на себя смелость вынести очередной вопрос, который связан с правами человека, на обсуждение. „Предприниматели не несут ответственности за соблюдение прав человека, их дело — создавать предприятия, — получила она ответ от Зандшнайдера. — С западным гуманизмом мы не продвинемся вперед». Идеи гуманизма достаточно презентабельны, но по его воззрению в дальнейшем будет принципиально только то, как „эффективна» либо „хороша» та либо другая вещь в процессах глобализации. Более позитивно тут прозвучал южноамериканский путь, как его представляет для себя Джоди Гентилоцці: „Хотя экономика стремительно развивается, может вызвать опаски о потере тыщи рабочих мест, в то же самое время появляются тыщи новых рабочих мест. Мы должны не только лишь участвовать в открытой мировой экономике, да и играть ведомую роль и работать вместе с нашими торговыми партнерами. Наша страна получает выгоду из силы собственного народа, из культурного обилия и веры в то, что перед лицом проблем можно изобрести новое».

Хайке Золянскі. Величавая Эра