Гонконгский ученый дискуссирует ученых, которые угождают КПК

102

В апреле 2007 года Му Цзя (А Карстен. Холз), доцент кафедры политологии на отделении социологии Гонконгского научно-технологического института, опубликовал статью под заглавием «Всех ученых в Китае можно подкупать?».

В научном докладе он высказал свою точку зрения по поводу китайских ученых, включая и то, как они обычно, сознательно либо подсознательно, угождают коммунистической партии Китая (КПК), с какими последствиями они могут столкнуться, находясь под контролем КПК в китайском обществе, если они терпят беду в угодничестве КПК.

Он сказал о «льготы» для тех, что приспособились, самоцензуры, некие очень особенные стороны давления КПК, застосовуютьсящодо китайских исследователей, и про случай с доцентом кафедры из гонконгского института, южноамериканского гражданина, который был посажен в кутузку по обвинению в «подрыве гос безопасности».

Ужас утратить возможность возвратиться в Китай

Говоря о собственной статью, Му Цзя, который приехал в Гонконг в 1995 году, произнес, что единственное, чего он желает, это указать на необыкновенную ситуацию в Китае.

«Если бы я находился в США, на меня тоже могли бы накладывать ограничения и оказывать давление, но (в США) люди могут свободно высказывать свое мировоззрение, и вы сможете сделать выбор в том направлении, которое вы желали бы сделать в собственном исследовании. Но в Китае либо Гонконге, если вы отклонились очень далековато от полосы, вы побоюватиметеся ваших коллег, [которые доносят на вас], и удивительно, если вам вообщем позволят возвратиться в Китай. Политические трудности затрагивают независимость науки в хоть какой стране, но неувязкой (в Китае) есть, что с китайской политической системы вытекают еще более суровые последствия».

Китайские учебники скрывают от общественности факты о КПК

Относительно критики в его статье М Цзя произнес: «Я никогда конкретно не получал критичных замечаний на мои статьи, но читал их по электрической почте от моих друзей. Более острая критика была по поводу моих комментариев относительно учебников на материковом Китае. Я критиковал эти учебники, в каких говорилось о правительство и КПК, и мои критики спрашивали о чем я говорю. Я вынужден огласить верно, что моя точка зрения заключается не в том, что в этих учебниках упоминаются правительство и КПК, а в том, что они не отражают факты и не соответствуют реальности. К примеру, если я желаю стать делегатом Собрания народных представителей (ЗНП), куда мне следует вписать свое имя? Будучи китайским гражданином, если я захочу стать делегатом ЗНП, что позже случится со мной? Милиционеры могут придти ко мне домой! Меня могут арестовать, если я не откажусь от собственной идеи быть избранным. Я не знаю, что может случиться со мной.

Читая анонсы, можно узреть, что есть люди, которые баллотируются в ЗНП, согласно правилам и употребляют свои истинные имена. Но по сути ЛЮДИ контролируются КПК, пример этого — предназначение кандидатов ЗНП. Те учебники не проясняют, что значит китайская политическая система для обыденных людей. Вот сущность моего комментария».

Оглядываясь вспять на опыт написания статей, Му Цзя произнес, что он всегда желал обнародовать то, что он задумывался. Потребовалось пару лет, чтоб написать статью, и его желание было достигнуто. Он именовал свою статью единственной завершенной работой, и в дальнейшем он займется исследовательской работой.

Напоминание о нацизме

Му Цзя, который вырос в Германии и чье германское имя Карстен А.Хольц, увидел, что все педагоги 1970-х годов пережили те деньки, когда правил нацизм, тогда все, о чем должны были хлопотать педагоги, был вопрос, знали ли студенты нацистскую систему. Он вспомнил об этом при написании этой статьи, и как человек, который получил образование в атмосфере академической свободы, он ощутил, что должен высказаться, невзирая на ограничения.

«Главным будет то, что я должен делать в моей карьере, и я буду делать то, что считаю правильным. В образовании, которое я получил, начиная со средней школы, меня призвали высказывать свое мнение», — произнес Му Цзя.

«Потребовалось пару лет, чтоб окончить эту статью. Поначалу у меня были только несколько мыслей; основная мысль формировалась равномерно. Я сразу записывал все, что приходило мне на мозг. В конце концов, я окончил писать свою статью прошедшего лета, кое-где меж августом и сентябрем. Я не спешил; я только желал написать все, что желал написать собственного времени. Тогда бы я мог продолжать исследование экономики».

Исправлена 5 раз

Во время написания Му Цзя нашел, что нелегко выразить свое мировоззрение. Он был недоволен собственной статьей, до того времени, пока не переправил ее 5 раз.

«Относительно огромного количества мыслей, затронутых в моей статье, я ощущал, что исследование, которое мы проводили, могло быть неверным. Через это я переписал свою статью 5 либо четыре раза. Я думаю, что эта работа, в конце концов, отражает мои чувства и взгляды», — произнес он.

Стоит высказать свое мировоззрение, даже если это значит, что не вернешься до Китая

«Относительно общей среды в Китае, о котором я гласил в собственной работе, некие люди могут помыслить, что я веду себя очень конструктивно и безрассудно, а другие могут пошевелить мозгами, что я достаточно странноватый, но я думаю, что я точно выразил их чувства из реакций, о которых я вызнал. Я не боюсь того, что люди могут помыслить обо мне плохо. Если кто-то критикует меня и задумывается, что я отхожу от предмета разговора, я буду отвечать. С тех пор как я окончил написание этой статьи, я уже задумывался об одной вещи: что случится, если я подам заявление возвратиться назад в Китай, чтоб провести исследования в последующий раз. Но я думаю, что я не должен волноваться, будет ли эта статья размещена либо получит ли она какие-нибудь отзывы. Это научная статья; я только писал об ученых в Китае. И я критиковал исследования китайских ученых. Я знал, что должен в какой-то момент написать эту статью, и на данный момент, когда я ее окончил, я не беспокоюсь о предстоящем.

Я нередко ездил в Китай, один раз я там жил. Я уверен, что захочу возвратиться опять, но если я не смогу поехать туда из-за статьи, которую я написал, то она стоила того. Когда я решил разоблачить эти задачи, я упомянул их в статье и высказал свое мировоззрение, больше не было выбора желаю ли я возвратиться назад в Китай либо я должен опубликовать эту статью».

В Сюєр. Величавая Эра