Нужна ли историку публичность, медийность?

167

– ? В чем, на Ваш взгляд, преимущества и недостатки такого статуса?

– Это зависит от личности человека. В определенных кругах публичность историка считают чем-то неправильным, подозрительным и невозможным. Но есть понимание и того факта, что историк должен нести свои знания не только в университетской аудитории или в труднодоступной книге, но и в более широкие массы.

Эта проблема и дилемма постоянно характерна для историка. Не у всех это получается, хотя многие стремятся. Нам надо понимать, что публичность – не только, грубо говоря, разделение своими знаниями. Часто она выходит за параметры профессии. Это средство реализовать свои амбиции, получить определенные средства. Имея хороший бренд, люди жертвую им ради получения прибыли – и материального, и социального. Есть историки, которые начинают как успешные публичные интеллектуалы, а затем сходят на нет.

По сей день для меня самым выразительным примером публичного интеллектуала остается британский и американский историк Тони Джадт. Единственное, что меня беспокоит, это то, что основные сочинения Джадта написаны на английском и не переведены. Соответственно, те, кто не читал этого автора в оригинале, не имеют доступа к его очень важных идей об истории Европы ХХ века, понимание Холокоста и еврейской проблематике, вызовов, которые сегодня стоят перед Европейским Союзом. Люди, которые читают и цитируют Тони Джадта, считают его образцом публичного интеллектуала.

Большая радость в том, что также есть американский историк Тимоти Снайдер. Он пишет для многих изданий, ведет блоги, издает книги, часто выступает, знает украинский язык, поддерживает Украину. У нас достичь такого уровня очень сложно. Это связано с длительной закрытостью нашего общества, все-таки мы – постсоветская страна.