Старый отпрыск Вьетнама

136

В равнине, утопающей в зелени, в центральной части Вьетнама, под ослепительным сиянием горы Кошачьего Зуба, находится одна из ценнейших археологических раскопок старого царства Чампа.

Царство — нетребовательное, неунывающий, обеспеченный историей и красотой, царство, которое могло бы представить весь Вьетнам. На самом же деле, храмы, осыпающиеся, «Мой сын» — это только частица калейдоскопа неповторимой мастерства Вьетнама.

Но пройтись через обособленное святилище «Моего сына», где древнейшие памятники все еще величественно стоят посреди удушающей тропической растительности, удачно миновав прозрачные ручьи, что бегут, и сильные запахи близлежащих плантаций кофе, — это истинное испытание на сенсорную выносливость, которое должен выдержать каждый, кто приезжает во Вьетнам.

«Мой сын» не можно именовать одной из самых узнаваемых в стране достопримечательностей, но можно именовать одной из числа тех, что стоят того. Он воспроизводит определенную атмосферу, сохранив не только лишь тропическую влажность, да и дух старины, и архитектуру индийского индуизма в типовой юго-восточной азиатской местности.

«Мой сын» — один из самых малеханьких представителей большой группы старых величавых городов, которые находились под индийским воздействием цивилизаций Юго-Восточной Азии, возглавляемых Ангкор Вате, что развалился, в примыкающей Камбодже.

Он не завлекает толпы туристов, редко упоминается в прессе, но все же стоит поехать туда ранее, чтоб насладиться одиночеством. Мы условились с водителем, что он подберет нас на рассвете в отеле Хой Эн, и были около «Моего сына» с малеханькой группой других туристов как раз в тот миг, когда 1-ые лучи солнца осветили равнину.

Так как это место занесено ЮНЕСКО в реестр глобального наследства, то есть правила, которым необходимо следовать, и нужно получить разрешение для перемещений мини-автобуса до точек прохождения, откуда вы пешком подходите к храмам. Вероятны экскурсии с гидами, хотя достаточно просто передвигаться и самому: археологи разделили храмы на 10 главных групп в алфавитном порядке.

Считается, что крепости храмов «Моего сына» принадлежат до позднего 4-го века. Они были частью значимого умственного, религиозного и политического центра царства Чампа, который до 13 века управлял тем, что на данный момент является современным Вьетнамом.

Обитатели Чампа были по призванию мастерами искусства сотворения сооружений из камня, и «Мой сын» — величайший пример их творчества, что сохранился. Прекрасная техника строительства была базирована на плотной гладкой кладке кирпича, без какого-нибудь защитного раствора. Эти сооружения сохранились прямо до нынешнего денька.

Храмы, что остались, являются живым свидетельством уникального культурного обмена архитектуры и искусства индуизма в Юго-Восточной Азии, с их сооружениями из красноватого кирпича, все еще мужественно противостоят уничтожающему действию тропического климата. Много кирпича украшен восхитительной резьбой, изображающей разные сцены, от божеств и жрецов к танцам, урожаев, животных и жертвоприношений.

Хотя почти все из того, что некогда было городом, сейчас лежит в руинах, «Мой сын» все еще является воплощением издавна исчезнувшей цивилизации, в которую вы сможете перенестись сами, войдя до этих храмов, в каких свечки озаряют мрак и историю. Войдя вовнутрь, можно ощутить другое время, когда храмы использовались для церемоний, богослужений и даже захоронений.

«Мой сын» дарует не только лишь чарующий проникновение в древнейшую культуру, но также показывает сильное действие времени и растительности, которые останавливаются перед нерукотворними творениями, сделанными с таким мастерством много веков вспять.

Все повреждения «Моего сына» не были естественными, так как это место перетерпело сильных бомбардировок янки во время Вьетнамской войны. К счастью, археологи предупредили президента Никсона о повреждения, нанесенные старым храмам, и он вовремя отдал приказ самолетам-бомбардировщикам, по способности, огибать храмы, пока длилось атаки на окрестные пункты.

Прогуливаясь по старой равниной святилища «Мой сын», шагая через развалины, обходя растения и их корешки на пути, тяжело представить для себя какие-то разрушения этой сделанной человеком и природой красы в таком тихом и умеренном окружении.

Мэтью Макдермотт. Величавая Эра