Война польских коммунистов против Польши

134

Вспоминая томную зиму 25 годов назад…

«Я был на дежурстве в здании регионального отделения «Солидарности». До полуночи… в здание вошел отряд… Я не могу сказать, какого рода отряд — на их была боевая экипировка, шлемы, маски. Я попробовал скрыться в… в кабинете председателя, но там были стеклянные двери. Через 30 секунд, а может, через минутку я увидел через дверь военный сапог. Дверь разбили».

«Они без усилий захватили кабинет. Они захватывали этаж за этажом… Они перерубали телефонные кабели топорами и сорвали их со стенок. Казалось, они были полны решимости». Это мемуары Ежи Новацкі, активиста «Солидарности» 1980-х годов, показаны в польском документальном кинофильме «Декрет».

Этот инцидент произошел прохладной зимы 25 годов назад в Польше. Подобные военные деяния этой ночи прошли по всей стране, ознаменовав начало войны.

13 декабря 1981 года в 6 утра польский генерал Ярузельский, фаворит Польской коммунистической партии и премьер-министр Польши, объявил о внедрении военного положения в собственном воззвании, которое транслировалось с телестудии, расположенной в военных бараках. Но против кого была эта война? Разве в страну вторгся неприятель? Ответ был — нет. Польская коммунистическая партия объявила войну собственному собственному народу.

«Солидарность» — профсоюз, сделанный польскими рабочими и подпольной демократической оппозицией в 1980 году, которую возглавил Лех Валенса. Это была 1-ая организация в коммунистическом блоке, независящая от коммунистических партий и правительства. «Солидарность» отдала польскому народу, лишенному главных прав, надежду на освобождение и очень испугала управляющих коммунистической партии. Коммунистическая партия пришла к власти не через демократические выборы, она захватила власть при помощи военной силы.

Чтоб удержать власть, коммунисты не останавливались ни перед чем. Не считая введения военного положения генералом Ярузельским было прекращено вещание большинства СМИ, телефоны были отключены, сборы и демонстрации запрещены, деятельность профсоюзов и других организаций — приостановлена, муниципальные предприятия — милитаризированные. Людям воспретили поменять место проживания и брать горючее для собственного транспорта. Не считая других ограничений, был введен комендантский час.

Около 5 000 членов «Солидарности», оппозиционеров и интеллектуалов было помещено в 49 лагерей для интернированных. Со времени введения военного положения и до 1989 года коммунистами было убито приблизительно 100 человек, не считая тех, кто погиб поэтому, что не получил впору мед помощь из-за отключения телефонов.

Обитатели Варшавы, которые в это время обучались в средней школе, вспоминают, как они в символ протеста против коммунистического подавления на отворотах школьной формы носили электрические резисторы как шпильки. За это они подвергались нападкам учителей, так как большая часть из их были членами компартии.

Невзирая на эти жестокие припирания, польский люд не растерял надежду и старался не сотрудничать с коммунистическими угнетателями. Обитатели Варшавы также вспоминают, что в 1-ые годовщину введения военного положения были выставлены военные патрули, чтоб предупредить и подавить вероятные протесты. Многие бойцы не желали делать приказы коммунистов и преследовать невинных людей. Заместо патрулирования улиц они скрывались за воротами огромных построек. Если б это вскрылось, они бы были сердито наказаны за собственный акт человечности.

Сейчас «военное положение» уже история, Польша в протяжении 17 лет является демократической государством. Мы являемся очевидцами неизменных усилий поляков с искоренения пережитков коммунизма во всех сферах жизни.

Польский президент Лех Качиньский, который был посреди задержанных оппозиционеров во время военного положения, выступая на церемонии, посвященной 25-летію этого катастрофического действия, заявил, что введение военного положения было нелегальным и является наказуемым даже в согласовании с действующим тогда коммунистическим законодательством. По воззрению президента Качиньского, ответственных за введение военного положения следует привлечь к ответственности, и они по последней мере должны быть лишены собственных знатных званий.

История не прощает тех, кто кидает собственный люд ради личных выгод. Польский люд верует, что справедливость восторжествует.

Элла Кітлінська. Величавая Эра